Казуистика Езидизма ч. II: Qewlê Bê Elif – Откровение о Бе и Алефе


Кавл опубликован в книге Philip G. Kreyenbroek, Khalīl Jindī God and Sheikh Adi Are Perfect: Sacred Poems and Religious Narratives from … (pp. 71-73). Текст откровения был  отправлен авторам Кхери Л. Путро без указания на его происхождение. Основанием причислить кавл к езидской традиции, на наш взгляд, послужили: язык – курманджи, присущий езидским священным текстам трехсложный размер стиха (sebeq), поминание Шехади, шеха Хасана, характерное завершение откровения  – «Em di kêmin, Xwedê yî temame — Мы несовершенны, Бог совершенство!» и, возможно, авторитет информатора. Вместе с тем в откровении содержится множество типических мусульманских положений, что оговорено авторами в комментариях. Видимо по этой причине вопрос о принадлежности его к той или другой религиозной традиции оставлен открытым. Мы провели собственное исследование и находим, что ключ к разгадке следует искать в завершающих стихах S.13 и S.14. Поэтому с них и начнем наши комментарии.

Строка S.13.1  «Subhane ji te Subhanî – Святость от тебе Преславный».

Subhane (араб.) –  преславен, святой; эпитет, применяемый к Аллаху.

S.13.2 «Nebiya qedem hilanî – Прошла череда (поступь) пророков» — исламское положение о том, что Мухаммад завершает цепь пророков.

S.13.3 «Serwerê ewliya nav pê danî – Следующим возвеличился предводитель святых».

Ewliya, авлия (араб.), ед. ч. вали – близкостоящий, приближенный, находящийся под божественным покровительством, святой, набожный человек, в суфизме – мистик, достигший совершенства как в религиозной практике, так и в знании о Боге; ему ведомы тайны сокровенного (гайб) и доступно лицезрение Бога.

Строки S.13.2 и S.13.3 – воспроизводят собой учение Мухий ад дина ибн Араби о «Мухаммадовой сущности» (аль-Хакика аль-Мухаммадийа) и Совершенном человеке (аль-Инсан аль-Камил). «Мухаммад – прототип человечества и «человечности», первое творение бога, логос, божественное знание, которое последовательно реализуется в личностях пророков, посланников и святых, отражая в каждом из них одну из своих бесчисленных истин (хакаик)» – говорит автор. А. Игнатенко в книге «Зеркало ислама» дополняет: «После упокоения Пророка мир не исчез, так произошло потому, что не исчез Совершенный Человек, в качестве постоянно воспроизводящегося образа он  передаётся уже по новой линии – через суфийских святых, которым дано от Бога не откровение, а вдохновение». Дж. Тримингэм заключает: «Одним из центральных представлений суфизма является исламское учение о святости, которая свидетельствует о близости к Богу, а также о божьем заступничестве. Святой был той фигурой, которая могла просить заступничества перед Богом, подобно тому, как феодальный вельможа мог выступать ходатаем перед властителем»[1].

S.14.1 «Serwerê ewliya dahir bû – Явлен предводитель святых». Логическим следствием духовного совершенства и авторитета стало представление об иерархии святых. Наивысшим рангом суфийской иерархии считается кутб (qutb) – буквально ось, полюс, точка опоры. Именно такое место в Езидизме отведено Шехади:

S. 11
1 Ew bûn şêxê ji Ebû l»–Qatê,       
2 Hatibûn ba Şêxadî hikyatê,           
3 Go: Şêxadî qutibê zemên, em li qatê.     
    1 Они были шехи ордена Абу аль-Ката,
    2 Пришли к Шехади за разъяснением,
    3 Сказали: Шехади – полюс времени, а мы ниже [уровнем].

– говорится в откровении «Шехади и уверовавшие»[2].

Строка S.14.2 «Şêxadî bin Musafir bû – То был Шехади сын Мусафира» удостоверяет земное происхождение шейха Ади, Шехади не Бог, а святой, явленный после завершения эры пророков, сын конкретного лица – Мусафира.
S.14.3 «Mêra li pê Ellah û Ekber bû — Before him, the holy mеn were saying «God is greatest» – Уверовавшие, через него стяжали [веру в] «Бога, который есть Величайший». Такое письменное переложение и подстрочный перевод Х. Рашова и Ф. Крейенбоека искажают и невольно вуалируют основную идею откровения.

Отвлеченное поминание бога на арабском языке – илях, а вот Аллах (Ellah) – это уже имя бога, которого почитали ранние мусульмане и сам Мухаммед.

Ekber, акбар  (араб.) – великий, величайший.

Нахожу принципиальным привести в соответствие изложенную в книге строку S.14.3, а именно: «Mêra li pê Ellahû Ekber bû – Уверовавшие, через него стяжали [веру в] «Аллаха, который есть Величайший», что раскрывает нам, какой именно религии обучал своих мридов (мюридов) Шехади.
Выражение Аллаху Акбар (Ellahû Ekber) никак не связанно с Езидизмом, является мусульманским возвеличением (такбиром), которое выражает соглашение, порыв радости и искренности, манифестирует приверженность исламской традиции. Когда говорят о реформаторской миссии Шехади  – это ложь во спасение Эздихана. Личность уровня шейха Ади ибн Мусафира ни под каким–либо предлогом не отошла бы с избранного пути, вера его была столь крепка, что немыслимо было сломить её или подкупить благами мирской жизни. Во многих священных текстах отмечено: «Sultan Şêxadî tance ji ewil heta bi axirîn! – Властитель Шехади венценосец от начала до скончания!»[3], где tanc (венец, корона) – величественное название островерхого головного убора, атрибута дервиша, суфия. На его могильной плите начертан коранический аят (2:255; так называемый тронный аят, ayat al-qursi).[4] И это свидетельство того, что с момента посвящения и до своей кончины, Шехады оставался преданным однажды принятой религии.
Во имя исторической справедливости с данным положением должны согласиться сами адепты Езидизма и принять на вооружение исследователи.

***

Буквы «Bê u Alêf – Бе и Алеф» в заглавии кавла ни как звуки, ни как графемы, ни как числа, в бесписьменной религии Езидизм не являются сакральными. В исламе, напротив, 29 сур Корана начинаются с букв или буквосочетаний, которые есть символы и намеки на имена и качества Аллаха.
Для мусульманина любой почин начинается с БисмИллях, а  Бе в БисмИллях начало, подобно тому, как Алеф начало к знаниям. Традиция учит: откройте Коран на аяте «БисмИллях аль Рахман аль Рахим – Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного»  суры аль Фатиха (Открывающей). Весь Коран собран в этой суре, вся аль Фатиха собрана в БисмИллях, вся БисмИллях собрана в Бе. 113 сур (кроме суры 9 Покаяние) священного писания мусульман начинаются этим изречением.
«Бе обращает нас к баб – двери. Она ключ ото всех дверей и молитвенное прошение (дуа), которое непрерывно произносит всё сотворенное словами или действиями, это духовная связь с Аллахом. Входя через Бе – дверь, мы приходим к настоящему тавхиду – догмату о единственности и единстве Аллаха, и, покидая эту дверь, мы покидаем подлинный тавхид. Бе служит покрывалом Господнего условия. Если убрать его, люди увидят самого Бога» –  говорит Ибн Араби.
Графема Алеф символизирует божественный калам (тростниковое перо) – первое, что сотворил Аллах, а графема – Бе – лодка с точкой внизу – это первая капля чернил, стекающая с божественного калама, и в которой сосредоточены еще непроявленные буквы арабского алфавита, и из которой появилось затем все мирозданье.
«Алеф не является буквой, но есть источник всех букв, подобно тому, как единица не является числом, но источником всех чисел. В математике Алеф – цифра «1», в геометрии – черта, в каллиграфии – диаметр круга, внутри которого можно различить другие буквы. Поэтому Алеф представляет первую определимую форму единства, которая возникла из неопределимой точки, обозначает божественность в ее первом познаваемом состоянии» – и эти слова принадлежат великому философу средневековья Ибн Араби.
Звук – это начало творения, а «А» – начало и основа любого звука. «А» – это рождение, жизнь, которая есть отрицание тишины–смерти–пустоты, переход Бога в мир. Встречается интерпретация гласных как звучания духовного, а согласных – материального. Их сочетания создают весь видимый мир.

Мы приходим к пониманию: Алеф и Бе, во всех своих проявлениях, знаменуют символы Аллаха и ниспосланного им священного Корана.
В езидском Откровении о смехе змеи[5] читаем:

S.4
1 Şêxadî û Tawusî Melek û Siltan Ėzî êkin,       
2 Hun me»niya jêk nekin,               
3 Ew zû miraza hasil dikin.           
1 Шехади, Архангел Тауси и Властитель Ези едины,
2 Вы не сомневайтесь в них,
3 Они быстро исполняют  желания.

S.26
1 Şîxadî Şêxê li kafêye,               
2 E»wiliye wî bi elfêye,               
3 Navê Şîxadî yê şîrîn, yê şirîf bi xwe Xwedêye.   
1 Шейх Ади – шейх совершенный[6],
2 Святость его от Алефа,
3 Сладостное имя Шейха Ади, благородно пред самим Богом.

S.28
1 Şîxadî Şêx li heqîqete,               
2 Rawestabû li me»leqe,                 
3 Nûra Şîxadî dabû her heft tebeqe.       
1 Шейх Ади шейх абсолютной (мистической) истины,
2 Он непоколебим,
3 Свет Шейх Ади достиг до всех семи уровней (неба).

Это указывает, что один из основополагающих столпов Езидизма, догмат о триединстве Малаки Тауса, Султана Езида и Шехади, как форм земного воплощение Бога, под собой таит исламско–суфийские корни.

Теперь, если допустить, что этническая религия Езидизм сформировалась позднее или при жизни езидского святого шеха Хасана (и сегодня наука не располагает достоверными источниками о времени образования таковой), содержащиеся в откровении смыслы с позиции исламской космогонии будут обозначать:

S. 1
1 Bê u elêf,                   
2 Textê[7] nûrî sedef,               
3 Padşê min li navdayî bi xef.
1 Бе и Алеф,   
2 Тахта светоносная жемчужная[8],
3 Повелитель мой в ней сокрыт.

Коран[9] наставляет своих приверженцев: «О люди Писания! К вам явился Наш Посланник, который разъясняет вам многое из того, что вы скрываете из Писания, и воздерживается от многого. Явились к вам от Аллаха свет (Мухаммад) и ясное Писание» (5:15 сура аль – Маида, Трапеза).
«Аллах – Свет небес и земли. Его свет в душе верующего подобен нише, в которой находится светильник. Светильник заключен в стекло, а стекло подобно жемчужной звезде. Он возжигается от благословенного оливкового дерева, которое не тянется ни на восток, ни на запад. Его масло готово светиться даже без соприкосновения с огнем. Один свет поверх другого! Аллах направляет к Своему свету, кого пожелает. Аллах приводит людям притчи, и Аллах знает обо всякой вещи» (сура ан-Нур, Свет 24:3).
Одна из молитв Пророка гласит: «О Боже, дай мне свет в сердце мое и свет в могилу мою и свет передо мной, и свет позади меня, свет справа и свет слева, свет надо мной и свет подо мной, свет для взора моего и свет для моего восприятия, свет в мою поддержку и свет моей плоти, свет моей крови и свет моим костям. Усиль во мне свет и дай мне света и назначь мне свет и дай его побольше. Дай мне побольше света!»[10] – пишет Аннемария Шиммель.
Д–р Нуран Донер так комментирует аяты Корана: «Небеса и земля ранее пребывали во тьме небытия. Всевышний Аллах проявил их, даровав им бытие. Посланника Аллаха Он также назвал «Светом». Ибо первым светом, созданным Господом Истины сиянием своего могущества и светом, выведенным Им из тьмы, был свет Пророка Мухаммада. Позднее из света Своего Посланника Он сотворил вместе со вселенной и то, что ее наполняет, творя все одно от другого.  Поскольку все создания возникли из Его света, Он назвал его «Светом»[11].
«Исламский богослов конца IX в., прославившийся как толкователь Корана, Сахл Тустари передал как Хызр рассказал ему, что Бог создал свет Мухаммада из своего собственного света и он дал ему форму и хранил сотни лет, и каждый день, который равен тысяче лет в этом мире, Он смотрел на этот свет семь тысяч раз. И семь тысяч огней были созданы при каждом взгляде на этот свет. Так всё сущее было создано из этого света».[12]
«Тогда, когда еще ничего из творений не было, Всевышний Аллах создал дерево с четырьмя ветками, которое называлось Древо истины (Шаджарат-уль-якин). После этого Всевышний Аллах создал нур Пророка в облике павлина, для которого Он создал покрывало из жемчугов и алмазов и поместил нур на это дерево, где он простоял в течение сорока тысяч лет, восхваляя Всевышнего Аллаха. Когда  Всевышний  Аллах  обратил  на  нур  взор милости, от стыда и стеснения на нем выступил пот, из которого Аллах создал весь этот мир. Арш, Курс, Лавх, Калам, Солнце, Луна, звезды – созданы из капель пота, которые были на его лице. От пота с головы, были созданы Джабраил, Микаил и все ангелы. От пота  с  груди  созданы  посланники,  пророки,  ученые, шахиды и праведники, познавшие Бога. Затем еще семьдесят тысяч лет находился этот нур в служении Всевышнему. А далее из него были сотворены нуры  всех  пророков,  после  чего  Всевышний  еще  раз посмотрел  взглядом  милости  на  нур  Пророка  Мухаммада и из него создал его душу»[13].
Азизуддин ибн Мухаммад Насафи в трактате Раскрытие истины (Кашф аль–хакаик) опирается на хадис: «Первой вещью созданной Богом был мой (т.е. Мухаммада) дух, затем он создал все творения из моего духа»[14]. Поэтому, все духовные существа – ангелы, а так же человеческие души происходят от духа Пророка. «У душ нет другого отца, кроме Мухаммада, и у тел нет другого отца, кроме Адама»[15].

S.1.2 «Textê nûrî sedef – Тахта светоносная жемчужная». В исламе жемчужина  обозначает божественное Слово, Небо. Одно из верований гласит, что блаженные пребывают в жемчужинах, каждый со своей гурией.
Х. Рашов и Ф. Крейенбоек в своей книге ошибочно переводят слово тахта как трон, для которого в Езидизме используют арабское слово арш (e»rş). Тахта – возвышенное место, где обычно восседали Султан и его приближенные на совете или приемах, в то время как остальные собравшиеся располагался на ковре, расстеленном на полу. Это еще один повод усомнится в том, что Повелитель в данном контексте подразумевает Бога.

Приведенные положения дают основание считать, что в строках S.1.1 и S.1.2  под именем Padşe (King, Король, Повелитель) сокрыт не сам Бог, а  его первотворение – пророк Мухаммед, который явил своей умме «чудо» – священный Коран. Иначе строка S.1.3   «Padşê min li navdayî bi xef – Повелитель мой в ней сокрыт» и  последующий стих:

S. 2
1 Padşê min li navda yî mixfî bû,       
2 Ew bi xwe a xwe razî bû,             
3 Hêj kewn neye dahir bû,             
4 Ew bi xwe a xwe nasî bu.       
1 Повелитель мой был сокрыт в ней,
2 Он довольствовался сам собою,
3 Мир еще не был сотворен,
4 Он сам собою являл знание.

не поддается логическому объяснению. Если мир еще не был сотворен, не существовало ни Неба, ни Земли, ни ангелов, ни людей, от кого был сокрыт Бог-Padşe? Если Он довольствовался сам собой, с каким тогда умыслом сотворил Мироздание?
Суфийский мастер Инаят Хан объяснял так: «Бог является источником всякого знания, вдохновения и водительства, все же человек является посредником, которого Господь избирает, чтобы наделить мир своим знанием. И это знание Он передает тому, кто в глазах мира является человеком, но по своему сознанию – Богом. Зрелая душа притягивает благословение с Небес, и Бог говорит через эту душу. Хотя язык Бога звучит постоянно во всем сущем, для того, чтобы достучаться до глухих ушей многих из нас, Ему необходимо говорить устами человека. И делал Он это на протяжении всей истории человечества; каждый великий учитель прошлых времен был Путеводным Духом и жил жизнью Бога в человеческом обличье. Видевшие эту личность и знавшие Его, узнавали Его в любой форме и облике; те же, которые могли видеть лишь оболочку, сбивались с пути. Таким образом, у суфия есть только один Учитель, какими бы разными именами он ни обладал в различные периоды истории; и Он приходит постоянно, чтобы пробуждать человечество от глубокого сна его иллюзорной жизни, и чтобы вести человека вперед к божественному совершенству».[16]

Обобщая приведенные положения, находим, что Padşe–Повелитель это нур Пророка Мухаммеда и его дух, который в Езидизме трансформировался в главу архангелов Малаки Тауса.

Следующие S.3 – S.7 стихи, не что иное, как отражение сюжетов из мусульманской мифологии[17]:

S. 3
1 Ew bi xwe diperiste,             
2 Mihbet her yek û heste,              
3 Ew nûr bu bi xwe di periste.    
1 Он собою источал веру,
2 Любил только единственного и проникновенно,
3 Он был светочем и сам поклонялся.

S. 4
1 Padşê min nûr bû, nûr hate bale,       
2 A»şiq celîle, me»şuq celale,              
3 Mêr dipirsî ew hale.   
1 Повелитель мой являл свет, свет низошел на него,
2 Возлюбивший восхитительный, возлюбленный – Величественный,
3 Уверовавшие расспрашивали об этом состоянии.   

S.4.2 «A»şiq celîle, me»şuq celale – Возлюбивший восхитительный, возлюбленный – Величественный» – оборот речи, где:
•    a»şiq (араб.) – влюбленный, то есть искатель, мистик;
•    me»şuq (араб) – возлюбленный, объект любви, Бог;
•    celîl (араб) – восхитительный, celal – величественный, эпитеты (сыфаты) Аллаха

Суфии наследовали учение гностиков, суть которого заключается в следующем: человеческие существа на самом деле – это духовные сущности, временно обитающие в физическом теле в материальном мире. Благодаря пребывающему в глубине нашего сердца (калбе)  духу (руху), мы способны реагировать на божественную любовь, что дает нам возможность преодолеть профанный мира (Дуния) и обрести жизнь в сакральном мире (Ахирате). Человек, стремящийся к превосхождению,  работает над своим предварительным спасением в этом мире и готовится  для окончательного спасения в последующем мире.

S. 5
1 Mêra dipirsîbû ew sire,            
2 Mêr heyrane bi xwera,              
3 Padşê min bi xwe efirandibû dure.       
1 Уверовавшие вопрошали об этой тайне,
2 Уверовавшие  изумлялись,
3 [Как] повелитель мой из своей сущности сотворил жемчужины.  

В суфизме жемчуг символизирует явление Бога во Вселенной, тайну трансцедентального, которое становится видимым, одухотворение материи, трансмутацию элементов, венец их развития.

S. 6
1 Padşê min bi xwe efirand dura beyzaye,  
2 Mêr neder pê daye,                 
3 Jê çêkir şêxê Hesen il-Mustefaye.       
1 Повелитель мой из своей сущности сотворил белоснежную жемчужину,
2 Уверовавшие вглядывались в ее образ,
3 Из нее создал шейха Хасана Избранного.

S.6.1 «Padşê min bi xwe efirand dura beyzayeПовелитель мой из своей сущности сотворил белоснежную жемчужину». «Первое, что сотворил Аллах – белую жемчужину»[18] – слова, приписываемые пророку Мухаммаду.

  S.6.3 «Jê çêkir şêxê Hesen il-Mustefaye — Из нее создал шейха Хасана Избранного». В реальности отцом шеха Хасана являлся Ади II (аль Курди).  Мустафа (араб. Избранный) имя нарицательное – эпитет Пророка Мухаммада, который в отношении шеха Хасана должен указывать на духовную преемственность (сильсилу). Таким образом в шехе Хасане воплотилась Мухаммадова сущность и он стал Совершенным человеком. Но и это еще не все, в откровении О шехе Хасане[19], имя его сопровождается рангом наби (пророк), шех Хасан через посланника Джабраила получает весть от Бога и совершает Мирадж, в точности, как пророк Мухаммамад на мифическом Бураке возносясь на седьмое небо. На каждом из семи небес он совершал стоянку, где ангелы с ликованием встречали его, а на верхнем, седьмом небе Бог уединился с ним и милостью своей даровал ему Черную книгу (Meshefa Reş). Возможно, за эту схожесть шех Хасан обрел среди приверженцев Езидизма славу шеха Суната. Однако, для мусульман, провозглашение кого-либо пророком после Мухаммада – ересь, а совершение Мираджа на Бураке кем-либо другим – кощунство и оскорбление религиозных чувств, которые, по-видимому, предопределило горькую участь шеха Хасана, казнь его и гонение на приверженцев, вылившееся в геноцид.

S. 7
1 Da bideyn medeha dura spiye,         
2 Kasek jê dihefiriye,                
3 Ew bi xwe bû xwe raziye.   
1 Давайте восславим белую жемчужину, 
2 Из нее была создана чаша,
3 Он сам  собою оставался доволен.

S.7.2 «Kasek jê dihefiriye – Из нее была создана чаша».
В исламе Kas – чаша часто является отсылкой к 76 суре Корана Человек, аяту 17: «Поить их там будут из чаш вином, смешанным с имбирем». Чаша с вином даруется исключительно Божьей милостью.
Великий суфий Джавад Нурбахш так раскрывал значение чаши: «Kas – чаша, кубок, символизирует сердце суфия (калб), в котором суфии видят света Незримого (гаиб) и воспринимают сверхчувственные реальности (ма»на), а также символизировать сердце познавшего либо опьяненность (сукр) и жаждание (шаук)»[20].
Суфийский наставник XII в. Абуль-Муфакир Бахрази писал: «Знание Бога именуется чаша, которая символизирует чистое вино (шараб-и тахур) богопознания (ма»рифат). Пьющие вино богопознания иногда могут действительно видеть чашу как таковую, иногда видят ее духозрительно, а в иное время воспринимают эту чашу в смысле познания. Внешнее созерцание этой чаши составляет блаженство тела и души. Духовное созерцание дарует блаженство сердцу и уму, а «умное” созерцание (мушахидайи «илми) дарует блаженство духу и сокровенному сознанию».

S. 8
1 Berî mişûre, berî xete,             
2 Berî qeleme, berî heqîqete,             
3 Mêr nasî bû ew muhbete.   
1 Ранее Прославления, ранее предначертания (священного письма),
2 Ранее Калама,  ранее Истины, 
3 Уверовавший познал это добротолюбие.

Стих S.8 повторяет раннее отмеченное положение о первом творении Бога – Пророке Мухаммаде для усиления воздействия данного тезиса на учеников.

S. 9
1 Mihbeta ji wêye,               
2 Heqiqeta me ji wé hewdêye,       
3 Dayî mirîda dot u dêye.
1 Добротолюбие – от нее (этого),
2 И Истина наша, от того источника (пруда),     
3 Даны мюридам дочь и мать.

S.9.3 «Dayî mirîda dot u dêye – Даны мюридам дочь и мать». Вокруг значения символов Дочь и Мать разбито много копий, споры не привели к единому мнению. В данной работе мы не будем их озвучивать и обсуждать, дадим только свое представление, которое также имеет право на существование.
Строка S.9.3 указывает, что мюрид (ученик, последователь) идущий по мистическому пути, подчиняющийся своему оста (наставнику) должен обрести знания о Дочери и Матери. В средние века не существовало светского образования, обучение велось в духовных заведениях и начиналось с основ религии. В мусульманских государствах на роль Матери могла претендовать только религия ислам. Мусульмане утверждают: «В Коране неоднократно говорится о том, что ислам не является чем-то совершенно новым, а существовал во все времена как религия пророков. Таким образом, здесь утверждается преемственность веры и истинность древних пророчеств. Миссия Мухаммада состояла лишь в реформе закона, а не его отмене»[21].
Если с ролью Матери все достаточно просто и ясно, то кто тогда мог претендовать на роль Дочери? Ни Зороастризм, ни Иудаизм, ни Христианство, и ни какая локальная религия не подходят на роль дочери, поскольку их адептам не обязательно было знание основ ислама.
Дж. Тремингем пишет: «На территории Арабского халифата, постепенно сложилась обширная и сложная мистическая система, которую, независимо от объёма заимствований из неоплатонизма, гностицизма, христианского мистицизма или из других систем, мы вправе рассматривать вслед за самими суфиями как «внутреннюю доктрину ислама, тайну, лежащую в основе Корана»[22].
Вот почему тасаввуф, с полным правом, можно причислить к исламу, как дочь к матери.

S. 10
1 Dayî reda[23] da, dotê reda neda,        
2 Nav xasêt Şîxadî bû usfete,            
3 Day li dotê şehde da.   
1 Мать учиняла гонения, дочь не прибегала к насилию,
2 Среди избранных Шехади возвысился,
3 Мать свидетельствовала дочери.

S.10.1 «Dayî reda  da, dotê reda neda – Мать учиняла гонения, дочь не прибегала к насилию». На первых порах тасаввуф считался ересью и с ним велся джихад. Приверженцы суфизма подвергались гонениям. Великие мастера Мансур аль-Халладж, Шихабуддин Яхья Сухраварди и Айн аль-Кудат Хамадани были публично казнены за свои убеждения. С суфизмом же все складывалось иначе. Среди суфиев были зороастрийские, христианские, буддийские и другие священники; суфиями становились представители самых разных национальностей: персы, греки и арабы, египтяне, испанцы и англичане. В их рядах можно было встретить мастеров, которые прежде были теологами, предводителями разбойников, рабами, солдатами, купцами, визирями, царями и художниками.

S.10.3. «Day li dotê şehde da — Мать свидетельствовала дочери». Начиная с XII века, тасаввуф становится популярным во всех сферах общества – пошёл процесс оформления орденов–тарикатов, как от суннизма, так и от шиизма, которые имели большое влияние на общественно-политическую жизнь мусульманского общества. В этот же период начался процесс сближения умеренных суфийских воззрений и ортодоксального ислама.

S. 11
1 Day mirîde, dot dêye,            
2 Bêjine min, kî ji berî kêye?       
1 Мать – послушница (мридка), дочь – наставница (мать),
2 Скажите мне, кто нуждается в ком?[24]

  S.11.1 «Day mirîde, dot dêye, Мать – послушница (мридка), дочь – наставница (мать)». Суфий на пути сближения с Богом, проходит несколько стадий, или стоянок (макам), духовного совершенствования. Число их принималось разное, но обязательной является  первая стадия – шариат, точное исполнение религиозных предписаний; «прямой путь», которым нужно следовать, руководствуясь предписаниями мусульманской религии. Вот почему мать–ислам выступает пред тасаввуфом в качестве послушницы–дочери.

S. 11.2 «Bêjine min, kî ji berî kêye – Скажите мне, кто нуждается в ком?» Ответ напрашивается из комментария к предыдущей строке S.11.1.

S. 12
1 Ji ewil beyza li berê,            
2 Zerîyê bê ehmerê,                  
3 Bêje min kî ji berê?       
1 Изначально белоснежная древнее,
2 Золотистая сочетается с красной,
3 Скажи мне, которая величавее?[25]

S.12.1 «Ji ewil beyza li berê – Изначально белоснежная древнее» – указывает на связь с белым (светом) – на ислам. Один из множества мусульманских мифов повествует, что сначала Бог создал перо (калам) из зеленого изумруда и скрижаль (лявух) из белого света. Затем Он повелел перу начертать на скрижали судьбу (бахт) или знание (ильм) о созданном мире. Ислам (араб) – означает полное подчинение, покорность Богу.

S.12.2 «Zerîyê bê ehmerê – Золотистая сочетается с красной».
•    красный цвет – гносис (ирфан), познание,  эзотерическое откровение, мистическое знание;
•    желтый цвет – вера (иман) вероисповедание, верование, совесть.
Что означает – истинная вера приходит только через внеопытное мистическое знание.

S. 12.3 «Bêje min kî ji berê? — Скажи мне, которая величавее» — скрытый намек на превосходство тасавуфа над исламом.

S. 13
1 Subhane ji te Subhanî,              
2 Nebiya qedem hilanî,              
3 Serwerê ewliya nav pê danî.
1 Святость от тебе Преславный,
2 Прошла череда (поступь) пророков, 
3 Следующим возвеличился предводитель святых.

S. 14
1 Serwerê ewliya dahir bû.            
2 Şîxadî bin Musafir bû.           
3 Mêra li pê Ellahû Ekber bû.
1 Предстал предводитель святых,
2 То был Шихади сын Мусафира.
3 Уверовавшие, через него стяжали [веру в] «Аллаха, который есть Величайший»

Em di kêmin, Xwedê yî temame.       
Мы несовершенны, Бог совершенство.

Вывод:  откровение о Бе и Алефе не связанно с древними народными верованиями курдов-курманджей, является наследием суфийского ордена Адавийа.

Данное исследование не является пиаром или антирекламой Езидизму, Исламу или Тасаввуфу. Цель –  определить истоки откровения.

С уважением ко всем религиям, вероисповеданиям и верующим! Автор.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Английский перевод проф Х. Рашова и Ф. Крейенброека

The Нуmn of В and А

This hymn deals with the mysteries of Creation, describing that God was alone in the Beginning; then light emanated from him, from which be created the Pearl and according tо this text, Sheikh Hesen. The Cup, which is often said to contain the world, was then created and love became manifest, The references to the Mother and Daughter probably represent a further step in the evolutionary process. Then the text refers to the appearance of a sequence of Prophets, the last of whom was Sheikh Adi.

S. 1
B and А![26]
The luminous Throne in the Pearl!
My King is hidden inside it,

S. 2
My King is concealed inside it
By himself, he was contented with himself[27]
No world had yet appeared
By himself, he knew himself.

S. 3
Не worshipped himself
Love[28] was always оne, and conscious
Не became light, worshipping ,himself

S. 4
My King became light, he came on: high
The Lover is splendid, the beloved is splendor[29]
А Man asked about these things.

S. 5
Men had bееn asking abоut this mystery
Men are confused in  themselves
My King created bу himself, he became the Pearl.

S.6
By himself mу King had created the White Pearl
Men looked at it
From it he created Sheikh Неsen the Chosen.[30]

S. 7
Let us praise the White Pearl
А cup[31]  was created from it
Ву himself, he himself was satisfied.

S. 8
Before scripture before writing
Before the Pearl before Truth[32]
Men had come to know this love.

S. 9
Love is from that:
Оur Truth, from that pond[33]
Was given to the Mirids, the Daughter and the Mother,[34]

S. 10
The mother acquiesced, the Daughter did not acquiesce[35]
The Holy Men praised Sheikh Adi[36]
The Mother gave testimony about the Daughter.

S. 11
The Mother is а Mirid,[37] the Daughter is the Mother[38]
Tell me, which came before which?[39]

S. 12
From the beginning white comes first
(Then) a yellow without red[40]
Tell me, which came first?

S. 13
Praise to thee, praiseworthy one
The prophets disappeared
The Leader of the Saints took their place.[41]

S. 14
The Leader of the Saint appeared
Не was Sheikh Adi ibn Musafir,
Before him, the holy mеn were saying «God is greatest»

We are deficient, God. is perfect.




Поиск

Меню

Контакты

Председатель Национально-культурной автономии курдов г. Саратова «Загрос» Даврешян Темур Мамоевич

412030 Саратовская область,
г. Ртищево, ул. Громова, д. 14 «а»/1.

Контактный телефон/факс:
+7(84540)4-15-67

электронный адрес:
WashAdvokat@yаndex.ru

Логин

Пароль